новый
театральный
сезон

Журнал «Страстной бульвар, 10″

А вы рискнете пойти на кастинг?

 

(Московский армянский театр)

Выпуск №9-159/2013, Премьеры Москвы

В Московском армянском театре состоялась премьера спектакля«Кастинг» по пьесе Ники Квижинадзе в его же постановке.

В Москве первая армянская театральная студия под руководством Сурена Хачатуряна (брата известного композитора Арама) начала работать в 1920-е годы в Лазаревском доме. Тогда в ее судьбе огромную роль сыграли Константин Сергеевич Станиславский, Евгений Вахтангов и Рубен Симонов. Возродил армянскую театральную традицию в Москве в 2002 году, ровно 50 лет спустя, в доме Лазаревых Слава Степанян, открыв Московский армянский театр.

Понятие «национальный театр» очень сложное. Национальные коллективы нельзя ограничивать ни тем, чтобы они ставили спектакли исключительно на национальном языке или только национальную драматургию, или в них работали представители только одной национальности. Тогда ни один театр просто не выживет ни творчески, ни материально. Да и незачем настолько сужать свои возможности. Театр, как известно, искусство синтетическое и многогранное, поэтому любой национальный театр может и должен позволять себе все, что считает достойным своего внимания.

А потому в Московском армянском театре работают актеры и режиссеры многих национальностей, здесь ставят пьесы русские и французские, армянские и американские, классику и современную драму.

Одна из последних премьер состоялась на сцене Государственного культурного центра-музея В. С. Высоцкого «Дом Высоцкого на Таганке». Режиссер-постановщик и драматург Ника Квижинадзе рассказал вместе с исполнительницей главной и единственной роли Лирой Айларовой историю жизни Актрисы. Историю настолько универсальную, что, зная хотя бы немного изнутри театр как таковой и процессы, в нем происходящие, можно уверенно сказать: она о судьбе практически… каждой актрисы любого театра — столичного, провинциального, большого, маленького…

Итак. Актриса с большой творческой судьбой, со взлетами и падениями, пережившая любовь и предательство, славу и забвение, зависть недоброжелателей и одиночество. В принципе, стандартный набор чувств каждого из нас. С одной лишь разницей: люди творческие все переживают в превосходной степени, поскольку «нервы у них обнажены».

«Кастинг» — спектакль удивительный. Не секрет, что зритель всегда хочет быть умней и смекалистей режиссеров, стараясь заранее предугадать развязку. В данном случае это сделать невозможно, поскольку за каждым поворотом сюжета раскрывается очередная тайна героини. Отрывки из сыгранных и, возможно, несыгранных ролей лаконично перемежаются эпизодами из личной жизни актрисы: рассказом о романах, взаимоотношениях с коллегами, о рождении сына, его жизни и смерти, о том, как трудно порой оставить все это «за кадром», потому что зрителя не интересуют твои личные переживания и горе.

И совершенно неожиданным поворотом стали… похороны главной героини, организованные ею же самою. Хитроумный ход, хотя и достаточно популярный в мировой драматургии. Ведь, как это ни прискорбно, только так можно узнать о себе всю правду. И этот спектакль главной героине удался на славу. Это была ее самая звездная роль! Но вот что дальше? А дальше одиночество и забвение. Вся жизнь Актрисы была посвящена исключительно Театру, и на его алтарь она положила все. А он ее предавал в самые сложные моменты, он требовал от нее непосильных жертв, и он, в конце концов, стал ее палачом.

Мелодрама? Нет. Драма? Нет. Трагедия с большой буквы, хоть и без традиционных для этого жанра «моря крови и горы трупов». Человеческая трагедия. Общечеловеческая.

Лира Айларова — актриса психологическая, глубокая, мудрая. Иначе бы не сыграла эту сложнейшую роль так проникновенно, с такой богатой палитрой эмоциональных оттенков и нюансов. Ее мгновенные перевоплощения, временами немного отстраненная манера игры или полное погружение в роль удивительным образом органично сочетаются или перетекают одно в другое в зависимости от сюжетной линии.

Учитывая тему, спрогнозирую, что «Кастинг» будет шагать семимильными шагами по всем театрам страны, поскольку очень злободневна пьеса.

Что касается художественного оформления, то сцена представляет собой черный кабинет, в котором создано пространство и гримерки, и сцены, и домашней обстановки, и какого-то кафе. А два мима (Дмитрий Первушин и Дмитрий Лещук) «доигрывают» «недостающих» по действию персонажей: они и костюмеры, помогающие Актрисе перевоплощаться в сценические образы, и «мама», и коллеги по сцене и проч. (костюмы Анны Котовой).

Извините за подробность из личной биографии, но я выросла за кулисами провинциального театра и знаю не понаслышке об актерской судьбе вообще и конкретных судьбах в частности. Наверное, поэтому во время спектакля все время проводила параллели и «узнавала» конкретных людей, как будто с них списанные жизненные ситуации. За что очень благодарна Нике Квижинадзе и Лире Айларовой.

Перечитала написанное и поняла, что слов не всегда бывает достаточно для передачи ощущений, образов, атмосферы. А если это касается театра, то здесь действительно лучше раз увидеть, нежели прочитать десяток статей о постановке. Идите в театр, господа. Он всегда честен и искренен. Возвращаясь к определению национального театра, акцентирую внимание на том, что исполнительница главной роли осетинка по национальности, работает в армянском театре в спектакле грузинского режиссера.

Овсянникова Ассоль

Заказ билетов

bigbilet

Мы в соцсетях

facebook

buk01