новый
театральный
сезон

Журнал «Французский язык» (“La Langue Fransaise”) №9, май 2007 г.

Сегодня в Москве не так-то и часто можно увидеть спектакль на французском языке. Поэтому всякий раз зрители пользуются такой возможностью и делают всё, для того чтобы присутствовать на таких выступлениях. Однако сейчас это стало возможным и без значительных затруднений: в Армянском театре в Москве сегодня можно увидеть постановку одной из пьес Кокто в ее оригинальном исполнении. Это настоящее событие, в особенности, если принимать во внимание, что на сцене ставится одно из наиболее сложных и известных произведений автора — «Голос человеческий» (“La Voix humaine”).

Как же произошло, что театр решил осуществить постановку французской пьесы на французском языке? Мы решили поговорить об этом с Художественным руководителем Московского Армянского театра Славой Степаняном.

- Как получилось, что этот спектакль был поставлен у вас в театре?

- В свое время, этот спектакль был показан в Тбилиси. Он исполнялся на трех языках: на армянском, грузинском и французском. Идея возникла благодаря 2 близким мне людям: Нелли Шахбазовой (заведующей литературной частью Московского армянского театра) познакомившей меня с Натальей Чаганава (исполнительницей партии героини в опере Пуленка) и Ирине Тухуловой, которая в свою очередь представила меня Жанне Арутюновой в Москве. Пьеса имела большой успех в Тбилиси, и когда я приехал в Москву, меня не покидала мысль поставить этот спектакль и здесь. Безусловно, в Москве можно было осуществить его постановку на русском, армянском и французском языках. Без французского варианта невозможно представить себе эту театральную постановку. Еще в Тбилиси, благодаря этому спектаклю мы приобрели большое число друзей среди французов, которые и поддержали наше начинание. В Москве произошло то же самое. Почему я решил поставить этот спектакль на французском языке? Это был душевный порыв, полностью оправдавший себя. Я очень благодарен всем нашим друзьям, с кем я встретился благодаря спектаклю «Голос человеческий», число которых продолжает увеличиваться.

-Но как Вам удалось осуществить постановку спектакля на французском языке?

- Прежде всего, необходимо было найти актрису, способную исполнить главную роль. Вначале у нас было три, вернее даже четыре претендентки на нее, однако со временем из всех кандидатур осталась только одна – Зита Бадалян. Однако подобрать актрису — это лишь малая часть такого большого проекта, как этот. Так мы познакомились с Жанной Арутюновой, замечательной умной женщиной, которая и порекомендовала нам специалиста по французскому языку, Ольгу Рябову, проработавшую с нашей актрисой более трех месяцев. Вскоре после этого произошло наше знакомство с Жоэль Монтек, и благодаря этому блестящему трио состоялась наша встреча с французской публикой.

- Теперь в вашем спектакле принимают участие ученики Французского лицея имени Александра Дюма. В чем был смысл этой идеи ?

- В данном случае это стало воплощением очень дорогой для меня идеи, — дело в том, что когда общение происходит на уровне человеческой души, национальность людей не играет уже никакой роли. Здесь друг перед другом остаются только два человеческих существа. Всё, что есть между ними — это присутствующая в них способность понимать друг друга. И нам удалось представить это на сцене. Собственно, в этом и заключалась основная цель, — находясь на одной сцене, отдельные герои, принадлежащие к разным культурам, оказываются способными создать между собой взаимную духовную связь. Что должно доказать еще раз, что искусство не только может, но и должно служить сближению людей. Я всегда восхищался тем, что в изобразительном искусстве и в музыке не существует языкового барьера. Всё, что я хотел, это попытаться преодолеть этот барьер и на уровне театрального искусства.

- Почему вы выбрали именно Кокто?

- Кокто – гениальная личность. Это человек, талант которого с исключительной силой проявился сразу в нескольких областях, — это и дизайн, и литература, и живопись, и театр, и искусство кино, не говоря уже об организации Русских вечеров. И поэтому я так рад с помощью этой постановки выразить свое восхищение талантом Кокто. Пьеса «Голос человеческий» была первой монодрамой, получившей мировое признание, и поэтому я не хочу, чтобы о ней забыли. Хотя следует отметить, что это произведение является достаточно сложным, чтобы его название часто появлялось на театральных афишах.

- На Ваш взгляд, какова главная идея “Голоса человеческого”?

- У этой пьесы много разных аспектов. Однако, мы прежде всего хотели подчеркнуть, что это спектакль о проявлении любви в ее высшей форме. Кроме того, нельзя не принимать во внимание религиозный аспект “Голоса человеческого”, включая и особенности христианской веры. В спектакле мы попадаем в мир героини, вновь возвращающейся на Землю после совершенного ею самоубийства. В самом тексте пьесы подобного нет, — это своеобразная переработка сюжета, — мы сделали это специально, чтобы таким образом наказать героиню, которая не смогла оценить все достоинства земной жизни. Это своеобразный способ показать, что сегодня большая часть серьезных катастроф происходит по причине отсутствия веры, хотя в данном случае приходится говорить не только о вере в Бога, но также и о вере в силу любви, красоты и дружбы.

-Я хочу подчеркнуть, что мы не смогли бы осуществить этот проект без содействия и понимания со стороны представителей Посольства Республики Армении в Российской Федерации и лично Чрезвычайного и Полномочного Посла господина Армена Смбатяна. И мы очень благодарны им за помощь и поддержку.

“Голос человеческий” – монодрама, что означает, что всё ее действие сосредоточено на одной актрисе, на которую возложена, поистине, геркулесова ноша, и этой актрисой в труппе стала Зита Бадалян, молодая хрупкая женщина, которая несет на себе основную часть этого спектакля. Вот как она сама говорит об этом.

- Зита, как получилось, что вы начали работать над этим спектаклем, и с какими трудностями вам пришлось столкнуться?

- Я давно мечтала сыграть эту роль, — ведь для женщины-актрисы этот образ, то же самое, что для мужчины-актера исполнить роль Гамлета. В течение этих пяти месяцев я постаралась открыть в себе новые, ранее не известные мне качества. Эта роль мне многое дала не только в профессиональном, но также и в личном плане. За пять месяцев нам удалось полностью подготовить версии спектакля как на армянском, русском, так и французском языках. Сама я не говорю по-французски, однако, взяв несколько уроков у Ольги Рябовой, я смогла усвоить некоторые положения французской грамматики и выучиться читать. Безусловно, я не могу сказать, что говорю на этом языке и понимаю его, и это несмотря на то, что для работы над пьесой мне пришлось выучить наизусть шестнадцать страниц французского текста. Впоследствии, после завершения спектакля, мне было очень приятно слышать от французов, что у меня хорошо выраженный акцент, встречающийся на юге Франции. Я очень признательна Славе Степаняну и всему коллективу нашего театра за эту роль, которая так много дала мне.

- Вы исполняете свою роль сразу на трех языках. Чувствуете ли вы какие-то внутренние различия между героиней, когда она говорит по-армянски, по-русски и по-французски?

- Когда было принято решение начать работать с другими языками, Слава Степанян сказал мне: “Я хочу, чтобы ты сохранила образ героини.” И мне удалось этого добиться при помощи моего родного языка, армянского. Главным образом это произошло потому, что только посредством родного языка я могу прочувствовать внутреннюю боль и образ героини, который всецело состоит из причудливого сплетения боли и любви. Мне удалось сохранить внутри себя эту атмосферу и донести до зрителей ее мелодику. Теперь я могу говорить на любом языке, даже нести полную абракадабру, сохраняя, тем не менее, образ моей героини.

Журнал «Французский язык» (“La Langue Fransaise”) №9, май 2007 г.

Рубрика: «Искусство и культура»

Раздел: «Театр»

«КОКТО в оригинальном исполнении»

Интервью Лилии КИСЕЛЕВОЙ

Заказ билетов

bigbilet

Мы в соцсетях

facebook

buk01